Языки памяти

16 августа. Даугавпилс

 

Пять тезисов о музее

  1. У музея может быть всего два возможных назначения: оживить погибший мир или рассказать о нем.
    II. Любой рассказ всегда ангажирован.
    III. Языком рассказа могут служить предметы, инсталляции, голограммы, видеоролики, qr-коды.
    IV. Идеология может прятаться в предметах, а может кричать через них.
    V. О чем невозможно говорить, то следует показать.Память не тождественна ценности. Из тисков памяти иногда необходимо вырваться. Я живу в городе, который только недавно осознал, что он живой организм, а не рассказ о прошедшей войне. Но формы города моего детства подстерегают и за его пределами. Например, сегодня в Саласпилсе. Но на фоне конструктивистских колоссов ещё очевиднее разительный контраст между городом моего детства и городом, в котором я живу сейчас. Хотя я никуда не переезжала.
    Хана Манакова

 

***

Рядом с нашей общагой в латвийском урюпинске гордо реет святой латвийский флаг.

В кафе радио рассказывает о том, как Латвия встает с колен. Что характерно, рассказывает по-русски. Потом идут бодрые каверы советских песенок.

Гуляем по городу. Половина домов заброшена и загажена.
Над садиком для детей-инвалидов реет святой латвийский флаг.

Оказывается, по мнению Михаэля Вовси, играть в русской труппе — зашквар, а изучать русские законы — не зашквар. Что наводит на мысль о том, что для него театр был священен.

Гуляем по крепости. Половина крепости разрушена и загажена. Святого латвийского флага, как ни странно, не заметил. Зато есть двуглавый орел.

Женщина в крепости рассказала, что была замужем за русским военным летчиком. После вывода российских войск их семья распалась. Ее счастьем пришлось пожертвовать ради независимости страны.

Щеночек оказался гораздо интереснее Ницше. Я люблю детей. Они красивые, подвижные и все время смеются, и щеночек для них важнее скучных вопросов. Их легко любить. Взрослого, для которого дешёвый сериал, или одежда, или еще какая фигня важнее этики, любить гораздо сложнее.

Виктор Арманюк

 

***

 

Маген Давид украшающий фасад здания. Великая история и большие старания на благо общины. Светлые стены и уютная атмосфера, будто ты дома и в нужном месте. Люди, у которых загораются искры в глазах, при просьбе рассказать о возникновении и жизни общины. Люди, которые заинтересованы в том, чем занимаются.

Что это место значит для многих? Что это место значит для людей, которые готовы отдавать все свои силы на развитие и продвижение молельного дома?

Белла Найда


***

 

Сегодня мы ходили в синагогу.  Самый молодой из прихожан

шестидесятипятилетний Або Лазаревич Штейн рассказал, как плохо сейчас в России, как плохо сейчас Латвии и как хорошо было при советской власти. Также от него удалось узнать, что раньше в Даугавпилсе, Цитата «“был один дом нормальный, а все остальные еврейские» и теперь уже нигде такого нет. Потом была интереснейшая дискуссия, в которой обсуждались Ницше, Шопенгауэр и щеночки. Мне понравилось.

Даня Менаховский

 

***

 

Я помню ранний восход летнего солнца. От прикосновения солнечных лучей просыпалось все живое. Птицы пели бодро и оживленно. Беззаботно порхали бабочки. Я помню улицы. Улицы маленькой деревеньки, которые навевают спокойствие и умиротворение.

Я помню, как днём грело горячее яркое солнце и как хотелось скрыться в тени. Я помню людей. Я помню их эмоции. Самбатион 2017.

Как ни странно — я помню.

Маша Маркова

 

***

 

—  Ты из Казани? — спрашивают друзья. — И как там?
Я что-то бурчу в ответ. С восемнадцати лет я пыталась оказаться как можно дальше от родного города. Там — кладбище с дедушкиной могилой прямо за парком развлечений, гостиницы, которые строили семьи моих одноклассников, брошенный мной парень и назойливая мама.
Там памятник Мусе Джалилю, разрывющему нацистские оковы мощным движением супергеройских рук. Там кованые часы с розой и соловьём из сказок Габдуллы Тукая. Там рогатая маска тукаевского лешего, которую я надевала на школьный спектакль.
В Петербурге памятник Тукаю стоит в двух кварталах от моего уютного дома. У меня уже нет сил удивляться — удивление было истрачено, когда я увидела изразцовую петербургскую мечеть.

В Динабурге у кирпичной стены бывшей крепости строгий цветник. Рядом табличка на латышском и русском: «здесь в шталаге томился поэт Муса Джалиль». Родной город следует за мной — и где угодно я буду искать на адресных табличках лишний, татарский текст.

Кэт Яндуганова

 

***

 

Нужно поговорить с  родителями.
— Привет, как ты?
— На занятия, перезвоню через — полчаса.
— Как ты, дай знать.
— Кормят норм?
— Бабушке позвони.
— Прикольно, не верится.
— Позвони утром как подъём.
— Мурка моя!
— Ку-ку, как дела?
— Круто, а я думал в синагогу.
— Привет, можешь говорить?
— Как идёт? довольна?
— Позвони, как сможешь.
— Напиши хоть два слова.
— Ну и слава богу, солнышко, пока…
— Всё ещё хорошо?
День, когда гора этих слов значила чуть меньше.

Ася Виленская

 

 

***

 

Сегодня была обзорная экскурсия по Даугавпилсу. Мы побывали в старинной крепости и даже на крепости. По пути в разрушенный замок я залез на железнодорожную насыпь над туннелем и танцевал на высоте двухэтажного здания. Это было очень весело. На мой взгляд, именно такие моменты в путешествиях и запоминаются больше всего!
После крепости мы поехали на еврейское кладбище, но — увы. Оказалось, что старинное кладбище перенесли, а на его месте оставили мемориальную табличку и три надгробных камня. Конечно, было обидно, что мы не дошли до действующего кладбища. Но зато у нас было время, чтобы прочитать и перевести ивритские надписи на сохранившихся мацевах.

Вечером, на трибунах, мы с Гариком читали Ницше. Я увидел аналогию с двумя произведениями: «Мастер и Маргарита» и «Преступление и наказание». Я был удивлён, как мысли писателей разных поколений совпадают.
Нельзя не упомянуть щеночка, который заинтересовал всех нас, во время занятия. Он очень красивый и милый.

Услышав слова Ани насчет Бени, и насчёт того, чем больше языков ты знаешь, тем больше ты человек, я сразу вспомнил занятие Гарика, про сверхчеловека. Я понял, что он близится к улучшению самого себя.

Илишаев Даня

 

***

 

Wie gut und angenehm ist es mit neuen netten Bekannten eine fremde Stadt zu erkundigen mit gleichen Interesse am Judentum.außerdem diskutierten wir über den Holocaust warum er geschah und warum haschem nichts dagegen nichts tat aber auf die Frage kann kein Mensch antworten nur haschem selbst weiß es.

Феликс Мейстер

 

Как хорошо и приятно исследовать незнакомый город с новыми знакомыми, которые тоже интересуются еврейством. Кроме того, мы говорили о Холокосте — каковы были его причины и почему Господь ничего не сделал, чтобы этого не случилось. Но на этот вопрос невозможно ответить. Ответ знает только Бог.

Перевод Кэт Яндуганова

 

 

 

Языки памяти: 578 комментариев