Укус памяти

 

Мы пишем тексты, читаем их друг другу,  и, казалось бы  разрозненные, они постепенно составляют единую карту. Карту нашего путешествия

***

Больше всего в этой жизни я ненавижу ос. Как известно все страхи и фобии  родом из далекого детства.
И как бы странно это не звучало, вы должны меня понять.
Хочется вспомнить историю.
Мне было 8 лет.
Я прогуливалась по саду где-то за городом. И казалось бы абсолютно ничего не предвещало беды. Но буквально через минуту я услышала жужжание около своего уха. Это была оса. Я не уделяла этому никакого внимания, но вмиг она уже около моего лица.
Вопли.
Крики.
Слезы.
Укус в губу.
Боль.
Аллергия.
Температура.
Я боюсь ос.

Маша Маркова

 

Длинная дорога ведущая в гущу леса. Она несёт в себе столько ужаса. Высокие сосны и зеленые луга, будто пытающиеся скрыть весь  отпечаток событий прошлых лет. Серые стены покрытые мраком и памятью навевают страх.
В голове тысяча вопросов врезающихся в твой разум и не покидающие его. Воспоминания и рисунки людей, которых уже нет, не перестают существовать и имеют своё место в мире.

Бэлла Найда

 

Большая часть дня — в маршрутке. Там неудобно и душно, там становишься липким, а еще от непривычной пищи постоянно хочется в туалет. И вот ты думаешь: поскорее бы куда-нибудь уже приехать, все равно куда, главное, чтобы можно было встать и выпрямиться. Может быть те, кого везли в вагонах без окон, когда страх за близких и ощущение беспомощности превратились в гнетущий фон, тоже так думали? Скорей бы доехать, скорей бы завершился мучительный акт изгнания.
Первая остановка — советский мемориал. Он, конечно, ни фига не латвийский, он именно советский. Он имперский. Все огромное, циклопические простые формы, нарочито грубые и рубленные. И замурованное в мрамор вечно бьющееся сердце. Все это внушает скорее страх, чем скорбь. Желая внушить ужас перед катастрофой, создатели музея внушили также ужас и перед самими собой — перед силой, способной выдумать и создать такой монумент.
Следующая остановка — национальный парк. Какая-то фигня. Нафиг было приглашать японского дизайнера? Отрывок из работы французского историка. Тоже какая-то… гуманитарная наука. Невероятно свежие мысли. Нафиг для их формулировки быть историком?

Виктор Ярмоник

 

Мне запомнилось, как мы ели в саду судьбы на детской площадке в замечательной компании ос. Одна из них сочла нужным утопиться в моем соке.
Потом мы были у синагоги, которую переоборудовали в бар. Оттуда мы отправились в Даугавпилс. Здесь мы попали под дождь и побежали до трактира с громким названием “Трактир”. Я почти не промок. Там все вкусно поужинали.

Даня Менеховский

 

Яблоко в моей руке кажется полупрозрачным. Оно светло-зеленое, с маленьким черенком. Яблоко пахнет яблоком.

Я сорвала его с дерева. Одно для Бэллы, второе для себя.

Откусываю кусочек и яблоко хрустит как надо, по-яблочному. И впервые за неделю я чувствую вкус.

В четверг, за два дня до поездки мы положили мою бабушку в больницу. Вчера ее прооперировали, а сегодня был так называемые день икс, определяющий, переживет бабушка операцию или нет.

За пару часов до украденных мной яблочек Тема и Даня прочитали молитву за здоровье бабушки.

Ребята читали молитву напротив реплики деревянной латышской крепости.

Прочитав молитву, Тема сказал, что как ни странно, это очень часто помогает.

Я не знаю к какой конфессии принадлежу, а из молитв знаю только Отче наш.

Но я верю в силу веры.

Спустя час мне позвонила сестра и дала поговорить с бабушкой.

Она идёт на поправку.

Анна Берова

 

Встретить хранителя истории. Живую память. Каково это? Как много сил и времени занимает передача информации от источника к конечному объекту? И насколько грамотно данный объект использует полученные знания? Пропустит мимо или же оставит для дальнейшей работы? Вопрос, который сегодня внутри меня.

Михаил Найда

 

Сегодня был первый день нашей  поездки по Латвии. Мы побывали на мемориале Саласпилс и в саду судьбы Кокнесэ.
На мемориале памяти я увидел огромные статуи, от которых захватывает дух, особенно когда находишься рядом с ними.
В трудовом лагере Саласпилс в живых остались 2802 ребёнка. Этот факт глубоко врезался мне в память.

Когда мы гуляли по саду судьбы, я заметил синюю глину в озерце. Ничего  подобного я никогда ещё не видел. Это было очень красиво.

Мы прекрасно пообедали на свежем воздухе и обсудили текст, который Александр нам зачитал. Я понял, что история убивает память.
Нам повезло увидеть местного жителя, который рассказал нам про местную архитектуру евреев. Как говорится случайности не случайны.
Выехав из Риги в Даугавпилс, я увидел прекрасные просторы этой страны. Сочетание старинных зданий с красотой природой..

Даня Илишаев

Nicht in Vergessenheit sollen die Geraten, die im Krieg überlebt haben. Dies bewies auch eine Frau die ein sehr emotionales interwiev zu ihrer vergangengeit abgegeben hat. Dieses hat mich persönlich sehr berührt. Ich verspürte ein großes Interesse mehr über ihre Vergangenheit im KZ erfahren zu wollen. Die Art wie sie es erzählt hat war unerwartet berührend und ich habe bis jetzt noch gänsehaut. Ich könnte mich jeden Moment wieder in diese Gefühlslage versetzen und würde sofort wieder dieses magische Gefühl empfinden. Dieses Frau hat meinen größten Respekt mehr als verdient denn nicht in Vergessenheit sollen die Geraten die im Krieg überlebt haben.

Лариса

…голова Кэт, засыпающей, клюющей носом, ударяющаяся о стекло, которое отражает люк, теперь кажущийся громадиной заслоняющей небо, совершает некоторые движения читать, которые можно при помощи не/знания русского алфавита, нот, азбуки морзе и шума ветра.  ….н..иив…исм…ш…ккянфо….

Ася

היה מאוד מעניין היום לצערי היו כמה דברים שלא מובנים לי (כי הם ברוסית) היום עשינו יוגה ובזמן היוגה חשבתי על זה שאני לא נושמת נכון. כשדיברו על למה פעם לא הזכירו את יום הניצחון ועכשיו מזכירים זה  דומה לזה שפעם שורדי שואה לא רצו לספר על מה שקרה להם וניסו לשכוח

כמה שנים אחרי זה עשו יום השואה ומזכירים לנו

Сара

 

Людей неинтересных в мире нет.
Их судьбы — как истории планет.
У каждой все особое, свое,
и нет планет, похожих на нее.

А если кто-то незаметно жил
и с этой незаметностью дружил,
он интересен был среди людей
самой неинтересностью своей.

У каждого — свой тайный личный мир.
Есть в мире этом самый лучший миг.
Есть в мире этом самый страшный час,
но это все неведомо для нас.

И если умирает человек,
с ним умирает первый его снег,
и первый поцелуй, и первый бой…
Все это забирает он с собой.

Да, остаются книги и мосты,
машины и художников холсты,
да, многому остаться суждено,
но что-то ведь уходит все равно!

Таков закон безжалостной игры.
Не люди умирают, а миры.
Людей мы помним, грешных и земных.
А что мы знали, в сущности, о них?

Что знаем мы про братьев, про друзей,
что знаем о единственной своей?
И про отца родного своего
мы, зная все, не знаем ничего.

Уходят люди… Их не возвратить.
Их тайные миры не возродить.
И каждый раз мне хочется опять
от этой невозвратности кричать.

автор ассоциации Катя Гриц

 

Укус памяти: 1 897 комментариев

  1. Познавательный он-лайн журнал о стиле рекомендует познакомиться со статьями и материалами про шоппинг. Наши фотографии скрасят процесс чтения и принесут удовольствие. Наш сайт регулярно обновляется и мы размещаем новые статьи и фотографии.

  2. Книга — величайшее изобретение человечества, великая кладезь ума и науки.
    В наше время есть возможность купить книгу фактически на любой вкус.
    В https://domainform.ru представлены следующие разделы:
    учебники, руководства и детская литература.
    Бумажная книга — это ценность, непостижимое великолепие, существующее вне времени.
    Человек, устремленный к знаниям , часто обожает читать книги — вдумчиво, вдохновенно. С этими людьми занимательно поддерживать диалог, у них богатый кругозор и разнообразные идеи о различных вещах.
    Неоспоримый факт: сейчас бумажной книге все сложнее выигрывать конкуренцию с гаджетами . Но при сравнении — чтение книг с другими способами получения информации, то оно всегда нужнее.